СЕЛО МОЕ РОДНОЕ – МАЛТАБАР

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Фото Яценко.Каждое село, отделение только что созданного совхоза, имело свою историю, где проходила трудовая биография сотен, порой и тысяч людей, которые своим вкладом укрепляли экономику малой Родины, тогдашней Казахской ССР, даже Советского Союза в целом. Они работали круглый год на полях, на фермах, сдавали государству сельхозпродукцию, успешно обеспечивали выполнение пятилетнего плана. Не составляли исключение и труженики села Малтабар, третьего отделения совхоза «Ерментауский».
Наш земляк, автор этих строк, поделился воспомианиями о первых годах своей трудовой деятельности.

-3 апреля 1954 года на станции Ерментау был открыт железнодорожный вокзал, где данное событие послужило своеобразным сигналом освоения целинных и залежных земель в этом уголке Казахстана. Был издан Указ ЦК КПСС о выезде с каждой деревни тогдашней РСФСР, Украины, Белоруссии, Латвии и Литвы по пять человек на целину. На данный призыв отозвались и жители села «Звенигород» Украинской ССР, поэтому центральная усадьба совхоза, где компактно проживали переселенцы, соответственно была названа Звенигородкой. С обретением независимости Казахстана решением ономастической комиссии данному населенному пункту возвращено исторически исконное название Тайбай.
Мои родители Сергей Максимович и Марфа (Марта) Яценко в числе первоцелинников приехали в поселок Малтабар, где в семье кроме меня были старший брат Владимир, младшие сестры Катерина и Галина. Целинники, прибывшие на новое местожительство, на территории населенного пункта с 1955 по 1957 годы строили дома с шиферным покрытием, зерносклады, весной посеяли зерно, осенью убрали урожай. В эти годы вместе с нами приехали более двадцати человек, среди них были и семейные пары с детьми.
По приезду в село, в возрасте 13-14 лет, мне удалось устроиться помощиком киномеханика в сельском клубе, который по вечерам показывал кинофильмы для молодежи. Старшее поколение, наверное, помнит, что перед фильмом обязательно показывали киножурнал, в котором освещались важные события в стране, пропагандировался опыт передовиков производства, новые технологии, даже критика была. Киномеханик был своего рода пропагандистом. В строительство кинобудки при очаге культуры вместе с моим отцом принимали участие Антон Манель, Морозов и другие парни. В связи с частой болезнью основного киномеханика /имени не помню/ пришлось работать самостоятельно и с этой задачей справлялся неплохо. Летом 1965 года мне доверили узкопленочный киноаппарат «Украина» с приложением-моторчиком. Теперь мне удавалось на отцовском мотоцикле марки М-72 выезжать на отгонные точки для демонстрации кинофильмов. Особенно зрителям нравились фильмы : «Иван Бровкин на целине», «Весна на Заречной улице», «Доживем до понедельника» и другие картины, демонстрировались кинофильмы и на казахском языке, которые с интересом смотрят и сегодня: «Девушка-джигит», «Маншук Маметова».
Еще одним ярким воспоминаием юности является момент работы в Клубе железнодорожников города Ерментау к концу 60-ых годов. Вместе с коллегами Николаем Деревянченко, Робертом Финг решили посадить на память дерево у очага культуры. Вдвоем с Николаем привезли два саженцы березы. А Роберт за это время уже подготовил участок для их посадки. На прицепе набрали чернозема для того, чтобы деревья прижились. К сожаленью, при проектировке Памятника бойцов-освободителей одну березу убрали, а вторую мы берегли как зеницу ока. По нашему предложению, второе дерево не трогали, которое растет до сих пор, напоминая о нашей молодости.
Демонстрация кинофильмов как будто стало своеобразным хобби и моих близких родственников. Мой старший брат Владимир Яценко, механизатор-кукурузовод, регулярно мне доставлял новую кинопленку, пока я возвращался с сенокоса. А сестры Катерина и Галина успевали вывесить афишу во дворе, навести порядок в кинозале сельского клуба, реализовать билеты зрителям. Таким образом, мы «семейным подрядом» всегда перевыполняли план по прокату фильмов. Позже сестра Катерина Сергеевна поступила в ВУЗ, где получила профессию киномеханика и работала в кинотеатре «Спутник».
В памяти сохранился еще один момент из нашей юности. Помимо объезда всех животноводческих участков по плану по вечерам, в дневное время вместе со сверстниками с тринадцати лет работали на граблях во время сенокоса, где загребали сено, в четырнадцать лет перешли на косилки – трехбруски. Инициативу молодых ребят с чувством радости поддержал управляющий отделением, дальновидный и умный руководитель, ветеран войны Кайролла Умирбаев. В первое время мы работали на конных косилках, где новый комплект из которых был выстроен вокруг кузни. Спустя время их зацепили за гусеничными тракторами из семи единиц друг за другом. Особенно было трудно хозяину последнего агрегата, где на повороте постоянно косилка переворачивалась. И трактористы Владимир Кед, Иван Калуга были опытными механизаторами, строго следили за соблюдением правил техники безопасности и охраны труда в ходе работы на сенокосных угодьях. С течением времени, учитывая все плюсы и минусы нашего дела, пришлось сократить количество агрегатов до пяти единиц, в результате чего, и работа спорилась, и косарям работать стало легче и интереснее. Таким образом, организовали три звена, а излишки орудий труда находились в резерве. Травостой на полях был густым, высоким настолько, что сена хватало всем, даже в засушливые годы у нас заготавливали корм для скота представители других районов. А вечером, после работы, по привычке на папином мотоцикле объезжал село Звенигородка, микрорайон Заготзерно, тогдашнее железнодорожное депо Ерментау, поселок шахта Социал для показа фильмов.
В моей памяти осталась первая осенняя уборка урожая. Уже с пятнадцати лет начал самостоятельно осваивать комбайны различных марок: сначала – СК-3, следом СК-4, СКД-5 Сибиряк, позже – «Нива» под наставничеством Владимира Кеда. Вы, возможно, помните с каким уважением относились к хлеборобам, к результатам их тяжелого труда? Даже бывало так, что в период осенней уборочной страды приходилось пропускать учебные занятия. Помню, один год в сентябре погода благоприятствовала, и радовали глаза зрелые полновесные колосья на хлебных полях. Когда администрация школы узнала о том, что я самостоятельный комбайнер, оценки мне ставились в журнале условно. За школу жизни на хлебном поле я в неоплатном долгу перед своим наставником, механизатором первого класса (ныне покойном) дяде Володе. В действительности, он выучил меня всем секретам и премудростям по вождению и регулировке деталей комбайнов различной модификации.
После получения свидетельства о восьмилетнем образовании по рекомендации тогдашнего главного инженера Ерейментауского совхоза Иосифа Ивановича Кауна пошел на курсы механизаторов широкого профиля в Тургайское СПТУ. Здесь помимо среднего образования на руки получил соответствующее свидетельство с отличием. Дальновидный специалист рекомендовал мне пройти курс повышения квалификации в стенах Атбасарского техникума сельского хозяйства, который окончил с красным дипломом.
В 1970 году меня призвали в ряды Советской Армии, где действительную срочную службу проходил в ГСВГ. После увольнения в запас вернулся в родное село, где по направлению дирекции совхоза в Атбасаре прошел краткосрочный курс мастеров-наладчиков по разработке и освоению новой методики обработки почвы плоскорезами, рекомендованной академиком ВНИИЗХ поселка Шортанды Александром Бараевым. Данный способ даже пробовали на месте и на практике.
В середине семидесятых годов устроился на работу в локомотивное ремонтное депо. Однако, помимо основной работы, по рекомендации отдела кадров предприятия ежегодно во время посевной и уборочной кампаний оказывал помощь механизаторам сел Новомарковка и Тимофеевка. Эта поездка мне пошла на пользу. В Тимофеевке я встретил верную спутницу жизни – будущую невесту Галину Рудькову, где вскоре зарегистрировали ЗАГС в сельском Совете соседнего села Новомарковка.
Позже был принят на работу в ВП-6, возглавляемого Борисом Николаевичем Артамоновым, где до достижения пенсионного возраста продолжил трудовую деятельность в железнодорожной отрасли. Соблюдение трудовой дисциплины, порядочность, пунктуальность – все эти требования для меня всегда были мерилом жизни.
***
Многое осталось в памяти, особенно места, где прошло мое детство в Малтабаре. На занятие в школу в шахта Социал ходили пешком. По пути стучал в окно дома, где жил мой одноклассник, близкий друг Туганбай /Тутай/ Алиев, затем вместе шли на уроки.
Отец меня всегда брал с собой на все строительные работы. Благодаря папе освоил способы добычи строительного камня, кладки фундамента и стены дома. Однажды, следуя опыту отца, поднял угол разваленной могилки , где рядом посадил березу. Затем на ручной тачке привез один саженец березы. В данное время на том месте, где я складывал камни могилки, стоит памятник Перуашу Каримову, деду нынешнего депутата Парламента Мажилиса РК Азата Перуашева.
***
…Однажды я босиком пас коров частного сектора, но никогда не ходил без фуражки. С утра приходилась немного ждать, пока хозяйки подоят коров полностью. В то время вокруг пастбищных угодий было много посевных площадей кормовых культур. Слева было посеяно обширное поле овса до границы Шарахты, где расположилась третья бригада. Недалеко от старых мест захоронений нескольких могилок была большая нора, где поселилась огромная змея, в толщину автомобильного кардана. Мне издалека показалось, как будто на этом пригорке лежала автопокрышка. Коровы паслись в этом же месте. А я про себя подумал, что тут где-то лежала покрышка. Однако, позже стал чаще заглядывать к этой норе, подкладывал вареные яйца, кусочки мяса конины. Вареное мясо мне приносили деды, советуя сосать потихоньку во рту, чтобы быть сытым весь день. Однажды стояла изнурительная жара, и коровы рвались в сторону посевных полей. У меня, когда я пробегал недалеко от норы, расстояние примерно около 25-30 шагов, вдруг с головы слетел головной убор. Остановился. Побежал заворачивать коров от кукурузного поля. Затем немного отдышался. Коровы успокоились, и я побежал обратно искать фуражку. В метрах 8-10 от фуражки упал от солнечного удара. Вдруг очнулся. Следовал опять бегом в целях достать головной убор. Сделав три-четыре шага опять схватился за голову. В этот момент у меня было такое ощущение, что голову сильно обдало холодом, как будто нахожусь в холодильнике. Я резко посмотрел на нору, где увидел только длинный хвост. Эта была змея, которая длительное время гипнотизировала меня своим взглядом, не отпускала, пока не очнулся. После этого случая больше не подкладывал корм у норы. Даже никому об этом не рассказывал. Уже в 2008 году мне говорили, что ту змею убили. Вот такая история произошла со мной. Мое слово даже чабаны подтвердят.
Заключение. Труженики тогдашнего небольшого поселка до периода разгосударствления и приватизации госимущества равномерно развивали животноводство и растениеводство. Мои родители всю жизнь жили в мире и согласии с соседями казахами, делились и радость, и горе. Многие семейные друзья – казахи, из старшего поколения, ушли в мир иной. Из тех переселенцев старшего поколения, которые прибыли вместе с нами, уже здесь не остались никого. Иногда вспоминаю жителей нашего дружного села, трактористов – А.Правосудова, В. Рудика, В.Рощенко, Б.Адайкина,дизелиста- И. Яковлева, известных доярок – М.Гуралевич, А.Шут, Н.Лучину и многих других. Большинство из них ушли в иной мир, сыновья и дочери некоторых живут и работают в городе Ерейментау.
На сегодняшний день душа радуется, что наш отчий дом не опустел, сохранился и имеет нового хозяина. В Малтабаре, расположенного в живописном месте, где летом все утопает в зелени, растут черная ольха, береза и тополь, текут родники, построена двухэтажная современная школа, работает сельский клуб, медпункт, частные магазины. Весь поселок телефонизирован, подключен к системе Интернет-связи, в каждый дом подведена система водоснабжения.
Да пусть процветает моя малая Родина, где прошло наше беззаботное детство.
Николай ЯЦЕНКО, пенсионер.
город Ерейментау.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о